Геннадий ИВАНОВ. НОВЫЕ СТИХИ

Геннадий ИВАНОВ. НОВЫЕ СТИХИ.М., «Вече», 2005; ИЗБРАННОЕ. М., «Вече», 2006.

Общеизвестно: на Ивановых в России земля держится. Каждый раз как читаю стихи Геннадия Викторовича Иванова (а слежу за его интересным творчеством около двадцати лет), эта истина приходит на ум. Случайно ли? Можно ли применить такую особенность распространённой фамилии к поэту, который – в каждом случае – индивидуален?!

Геннадий Иванов поэт, представивший своими искренними (без спецэффектов, интеллектуальных завитков мысли и фразы, без позы и самолюбования) честными, тонкими и мудрыми стихами всю жизнь человека в России конца ХХ – начала ХХI веков, все его разнообразные проблемы. Надо только прочесть, надо только увидеть в отдельном стихе всю Россию:


     Лежит человек исхудавший,

     Разбитый параличом, - 

     В борении с Бахусом павший,

     Прибитый его кирпичом.


     И сколько лежат по России

     Таких мужиков-бедолаг…

    

Душа поэта полна горечи и отчаяния. Но он видит и показывает читателю другие возможности в стихотворении «Не пьянка»:


     Это нынче так редко – не пьянка

     Получилась при встрече у нас.

     Молока трёхлитровую банку

     Ты для дружеской встречи припас.


     И цветов-колокольчиков горстку

     Ты поставил в гранёный стакан.

     Всё в избе твоей чисто и просто.

     Хорошо мне, хоть я и не пьян.


     Есть о чём говорить нам, а это

     Веселей и светлей, чем питьё…

     За окошком лучистое лето!

     Змий зелёный, где жало твоё!


По поэтически ёмкому образу точно найденного заголовка «Не пьянка» видно, что проблема пьянки нынче одна из тяжелейших, но в этом стихе поэт не говорит о том, что и так у каждого перед очами – где бы читатель ни жил на просторах отчизны. Геннадий Иванов не читает нотаций народу, не обличает (ибо он с народом и в народе)… Переживания его растворились в подтексте стиха и в пафосе противопоставления пьянке – не пьянки. Идеал жизни Геннадия Иванова (и россиянина в целом) в стихе лаконичен и прост: «лучистое лето», «дружеская встреча», цветы в гранёном стакане (вместо водки), молоко на столе. Агитации против алкоголя, связанных с ним тяжёлых семейных драм, поломанных судеб, бесцельности существования поражённого наркотиками человека в стихотворении нет. Всё за кадром. Есть картина простого солнечного счастья, нарисованная с внутренним восторгом, радостью открытия этого ясного и очевидного счастливого состояния.

Геннадий Иванов очень требователен к себе. Ему хочется написать выдающиеся произведения, оказаться в ряду лучших поэтов страны. В одной рецензии о нём я прочла: «Иванов, в отличие от многих своих коллег-поэтов, человек излишне даже самокритичный и не спешит печататься. Хотя, занимая высокое иерархическое положение, мог бы «лепить» стихотворные сборники по пять штук в год. Но его стихи отлёживаются в столе лет по десять, я знаю. Он говорит, что написать бы в жизни хотя бы десять, пять таких, которые бы запали в душу многим людям, и имели бы значение не только для него одного. Наверное, таким и должно быть нравственное чутьё…» Но вот я привела пример («Не пьянка»). Это же шедевр гражданской лирики! Мы – читатели и ценители поэзии - такое очень даже можем оценить. Мы понимаем: это гражданственность без деклараций. Поэт ищет пути внутреннего просветления (себя и каждого). В этом смысле он носитель-держатель (один из основных среди других) станового хребта русской поэзии: так же как на Ивановых Россия держится, так на нём – поэте (совместно с другими, такими же тонко чувствующими болевые точки страны) держится глубинное освоение народной жизни и перевод её смыслов и проблем поэтическими средствами в литературное пространство: читай и думай.

Разве не идеал устремлений для нас с вами (что для статистики всего лишь «демография») хорошая семья, дети, внуки? Для нас главное «не осиротеть» в старости. Внуки, правнуки – ни с чем не сравнимое счастье. Иванов говорит об этом языком высокой поэзии:


     Снег идёт так часто, благодатно,

     Делает пушистым всё кругом,

     Чёрные закрашивает пятна,

     На стекло садится мотыльком.


     Снежный воздух радостен для внучки!

     Мы пойдём по снегу погулять.

     «Дедушка, возьми меня на ручки»,

     Снег, Россия, внучка – благодать!


Тему счастливой жизни продолжает «Настина акварель»:


     Я не хочу писать о грустном,

     О страшном и о неизбежном,

     А я хочу писать о вкусном,

     Хочу – о радостном и нежном.


     Вот, например, об акварелях

     Задумчивой трёхлетней внучки,

     О наших с ней влюблённых трелях,

     О наших играх в почемучки.


     Всё так, всё так – и всё сурово,

     И всё борьба, и всё излом…

     Но акварельная корова

     Ведь тоже борется со злом.


Картины счастья явно привлекательнее для поэта в последние годы, он многое для себя понял и открыл:


     Жена с утра воркует,

     Воркует и поёт.

     Жена с утра ликует

     И завтрак подаёт.


     А вы мне: жизнь напрасна.

     А вы мне: жизнь пуста.

     Я знаю: жизнь прекрасна,

     Как ягода с куста!


Россияне ждут помощи, не знают: как выжить в тенетах безправильного капитализма, как не пропасть-не сгинуть в его безжалостной, циничной молотилке. Геннадий Иванов пишет:


      Вот уже и вечер,

      Вот уже и ночь…

      И никто не может

      Никому помочь.


      Только сами, сами

      Можем мы найти

      То, что нам поможет

      Всё-таки идти…


Да, так они примерно думают, понимают это теперь…

Необходимо работать и преодолевать всё.


     Надо устать.

     Надо устать.

     Чтоб, наработавшись,

     Лечь и не встать.

     Чтоб не хотелось

     Ни споров, ни дум, 

     Чтоб не тянуло

     В обыденный шум.


     Выспаться крепко.

     А завтра опять

     Много работать

     И снова устать.


     Не от метро,

     Разговоров, людей…

     От вдохновенья

     И воли своей.


Порой поэт, как и все мы, россияне, горько критичен к наступившим подлым временам:


    На первый план выходят комики.

    На первый план выходят гномики.

    На первый план выходят гомики.

    Рыдай, великая страна.


Его боль нам, ох как понятна! Читая его высокопрофессиональные стихи, чувствуешь, что он выразил «витающие в воздухе» народные мысли. Геннадий Иванов просто выдающийся из ряда этого народа своим соловьиным голосом, своим более чутким поэтическим сердцем:


    Как тяжело бывает нам в пути,

    Порой – тоска безвыходного плена.

    Но сердце ждёт: должна произойти 

    Какая-то большая перемена…

    И кончится гнетущая дорога

    Животворящим обретеньем Бога. 



Александра БАЖЕНОВА

Саратов


Другие статьистрелка