Виктор Потанин. ДОЧЕНЬКА

Виктор Потанин. ДОЧЕНЬКА. Повести. М., Союз писателей России, 2004.

   Виктор Потанин из поколения писателей, с плеядой которых входил в литературу и Валентин Распутин. Вот что пишет он о своём друге: «Кому, как не нам, знать, что ни один герой без части автора появиться не может, что автор сосуществует абсолютно во всём, что есть в книге, в том числе в таких, казалось бы, абстрактных и вспомогательных картинах, как закат солнца или игра ветра с опавшими осенними листьями… Мы безошибочно узнаём его ветер и его листья, мы увидим даже, с каким выражением лица писал он эту картину, как он «оглаживал» ветер, чтобы не дать ему быть грубым. Он вообще не признаёт грубости ни в общении, ни на страницах своих работ, ни в помыслах, это редчайшая по благорасположенности ко всему, что есть на свете, натура, про которые говорят, что они не от мира сего. Это не значит, конечно, что Потанин-писатель избегает зла, переполнившего сейчас жизнь, и ищет укромные уголки, где можно было бы его миновать. Вовсе нет. Но он не может принять зло как неизбежность, не может согласиться с его агрессивным полноправием, и любые проявления зла заносит на бумагу с очевидным страданием, с мучительным недоумением: да как же это может быть? Вот так писалась, я чувствую, повесть «Доченька» – на пределе сил, с содроганием перед реальностью, заступающей едва не за каждый порог, с невольной и сокрушающей виной за нравственный вызов, бросаемый сейчас не столько даже младшим поколением старшему, сколько исходящий от как-то быстро народившейся чужести. Народившейся и в младших и в старших».

   Из этих слов уже можно составить для себя представление о писателе Викторе Потанине и о его повести «Доченька». Поэтому мы не будем здесь пересказывать её содержание. Пусть читатель сам заинтересуется. Главный ужас жизни нынешней для тонкого и нежного писателя Потанина – это чужесть меж (близкими) людьми. Хотя не все писатели это заметили и отметили.

   Совсем другое прозаическое произведение - повесть «Легкая». Писателю надо было иметь особенно светлую, доброжелательную и нежную душу, чтобы «сложить из одного только бескорыстия и жертвенного служения людям Антонину Ивановну, жену, мать, работницу, в каждой из этих трёх ипостасей показавшей какое-то дивное торжество совести. Антонина Ивановна, - по мнению В.Распутина, - из тех праведниц, без которых не стоит «ни село, ни город, ни вся земля наша». Из тех, которые живут чем-то нечто большим, чем обыкновенная жизнь, не поднимающаяся из повседневности…- они точно приходят и уходят как вечная непорушимая нравственная мера человека».

   Это большой дар писателя в обыкновенной, не совсем удавшейся жизни Антонины Ивановны найти высшее, в естественном, самородном характере – мудрость и доброту. Их точное и соразмерное выражение и есть искусство писателя.

   Иные нынешние писатели нашли «правду жизни» прямо под ногами, в услужении у невысоких запросов потребителя, зачастую, имея в виду животные центры удовольствий и прочие  «тьмы низких истин». Порой кажется произошла полная подмена гуманизма в угоду надпольной «правде жизни». Но есть писатели, которые все эти годы не переставали талантливо и уверенно исполнять своё предназначение – любить человека и сострадать ему, несмотря на лихолетье. Среди таких прозаик Виктор Потанин.





Другие статьистрелка