Олег Николаевич Трубачёв. В ПОИСКАХ ЕДИНСТВА

Олег Николаевич Трубачёв. В ПОИСКАХ ЕДИНСТВА. Взгляд филолога на проблему истоков Руси. Издание третье, дополненное. М., «Наука», 2005; ИИПК «ИХТИОС», М., 2004.

   В конце 2005 года исполнилось бы 75 лет академику-слависту Олегу Николаевичу Трубачёву (1930-2002). Такого учёного – филолога, лингвиста, языковеда, специалиста по этимологии, этногенезу, ономастике, лингвистической географии славянских языков не знала ещё русская земля.

Если он вёл международную конференцию в Праге - то на чешском, в Варшаве – на польском, в Белграде – на сербском, в Киеве – на украинском и т.д. Все 15 славянских языков, которые для нас, будучи весьма привлекательными, являются всё же во многом загадкой, - для него оказывались интереснейшим материалом, с ним он работал с наслаждением и большой профессиональной ответственностью. В результате получилось 30 прижизненных томов «Этимологического словаря славянских языков» (издание продолжается) под его редакцией и много сотен статей и книг на разных языках. О.Н.Трубачёв был специалистом по славянским языкам мирового уровня, непререкаемым авторитетом среди славистов.

   В двух издательствах – ИИПК «ИХТИОС» и «Наука» - к 75-летию со дня рождения академика вышла 3-м изданием книга «В поисках единства».

   Самая заветная мысль владела Олегом Николаевичем Трубачёвым, когда он создавал разнообразные свои труды, и, особенно, ту, о которой мы будем говорить, - поиск доказательств единства славян («О единстве всех славян, дорогом нашему сердцу, мы ещё скажем…»). В этой книге он с горечью писал: «В наше время, столь характерное острыми дефицитами, дефицит единства, возможно, один из самых острых».

   Все три выпуска книги «В поисках единства» состоят в основном из выступлений академика на праздниках славянской письменности и культуры в Новгороде, Киеве, Минске, Смоленске, Симферополе, Ялте, Москве, Рязани и других городах. В предисловии по поводу этих славянских центров он писал: «…Нанизывались факты ближние и дальние, объединенные радующим меня чувством, что у меня есть что сказать нового по каждому из этих фактов языка и истории славянского племени… Было ясно – уже с первых шагов, что я буду говорить о единстве, важном для всех нас, единстве, угрожаемом и перевираемом и подчас задрапированном в учёную пелену, плохо проницаемую для глаза. Мне действительно очень хотелось при этом показать внутреннюю связь вещей, сложных в научном отношении и нередко отдалённых от сего дня немалым временем, и того, что может представлять и сейчас повседневный интерес… То единство, которое мы имеем в виду, разумеется, не допускает простодушного понимания… Единство в сложности, единство более высокого порядка, которое не может быть мёртвым единством монолита, но только единством живого целого, состоящего из множества частей… Это единство сейчас приходится доказывать…».

   Доказательной в этом смысле является вся книга «В поисках единства», все её статьи, полные новизны материала и смелых идей. Например, Олег Николаевич, имея в виду споры о времени появления Руси, обращает внимание на «путаницу» в упоминаниях Руси в европейских и мировых письменных источниках. Пример: некий русский князь привел свои войска к стенам столицы Византии,… когда Киев ещё не образовался. Противоречие?! – Да!… Если говорить о Киевской Руси. Олег Николаевич в своей книге впервые говорит, что фактически в I тысячелетии н.э. было три Руси. Русь Киевская, Русь Новгородская (словене) и Русь Таврическая (тавро-русы, Азово-Черноморская Русь, Киммерийский Боспор скифов, «Корсуньс±я Русь», амазонки южного Дона, меоты – по Трубачёву, конгломерат индоариев, «первоначально неиранская Таврика, подвергшаяся иранизации array(аланизации) лишь вторично». «Точно так же вторично, на глазах истории, было иранизировано array(сарматизировано) Восточное Приазовье», - пишет Трубачёв в главе “К истокам Руси”). Весь этот конгломерат племён впоследствии русифицировался и стал прозываться “русью” (хотя какая-то часть племён изначальной архаической Руси входила в конгломерат и тогда, но тогда этноним “русь” был неустойчив, русских иностранцы могли назвать и тавро-русами, и тавро-скифами, и скифами, и роксоланами (русскими аланами) и русией.

   В доказательство существования трёх частей Руси, извне воспринимавшихся как разные страны, Трубачев приводит предания средневековых арабских географов о трёх племенах Руси: Куйаба, Слава (Славия), Артания (Арта, Арсания, Арса), где явно проглядываются наши: Киев, Словенск (первоначальный город на месте Новгорода – нового города вместо старого), южная индоарийская Русь (на санскрите “арта” – закон, порядок, гармония; от этого корня в русском языке осталось слово “артачиться” – то есть противиться принятому справедливому порядку, поступать своевольно, по-своему). Олег Николаевич пишет: “Наш острый интерес вызывает упомянутая проблема ранних датировок имени Русь. Дело в том, что его датировка имеет неуклонную тенденцию к удревлению именно на Юге”. Поэтому неудивительно, что историки Киевской Руси недоумевали: откуда иностранные упоминания Руси в те времена, когда Киева ещё не было?! Упоминалась в начале I тысячелетия Русь Азово-Черноморская.

   Очень много интересных моментов в книге О.Н.Трубачёва. Третье издание отличается от двух первых. В издательстве «Наука», например, в него включены две новые главы: «Из истории языка древней и новой Руси», «Славяне и Европа». В последней статье Олег Николаевич с выстраданной болью пишет: «…Постоянно я имею дело с многочисленной тенденцией – вытолкнуть славян из Европы». Это при том, что славяне – почти половина её населения. «Сегодня особенно пострадал русский язык, - пишет академик. – На ТВ нет передач «Русская речь», передач о русской музыке, русской культуре, деятелях просвещения, сократилось число русскоязычных школ…»

   Главы третьего издания «Науки» иллюстрированы древнейшими примерами восточнославянской письменности, взятыми из новейших разработок археологов и других учёных, начиная от надписи на корчаге (IX в.), надписей на пряслицах (XI в.), надписи «Анна регина» французской королевы Анны, дочери Ярослава Мудрого на евангелии в Рейнском соборе, на котором французские короли 400 лет приносили клятву при коронации: это евангелие вместе с обширной библиотекой на древнерусском языке привезла во Францию русская принцесса Анна в первой половине XI века.

   В третьем издании обоих издательств помещена библиография работ академика Трубачёва, что даёт возможность обозреть, хотя бы по наименованиям, необозримые обширные его труды на благо Руси и славянства.

   Вдова академика Трубачёва Галина Александровна Богатова говорит: «В поисках единства» – лучшее, что у нас есть из научно-популярных книг в области истории славян, этногенеза, истории русского языка». Блестящие публицистические статьи Олега Николаевича Трубачёва дают нам новые представления о древнейшей истории славян, а значит о нас самих.


Другие статьистрелка