Джордже Николич. СЕРБИА. Стихи

Джордже Николич. СЕРБИА. Стихи. Перевод с сербского И.Числова. М., «Московский парнас», 2004.

   Нечасто встретишь нынче в России сборник стихов русского поэта из зарубежья. Тем более редок случай в России книжки сербского поэта, проживающего за рубежом (и Сербии и России). Посудите сами, с каким интересом прочитывается сборник стихов Джорже Николича, проживающего в Чикаго, в переводе русского поэта Ильи Числова!

   Николич постоянно думает о Сербии, родине бесчисленных своих предков. Поэтому имя сборнику долго искать не пришлось: «Сербиа». И.Числов пишет: в Америке «Джорже Николич не просто остался сербом. Он вырос на чужбине в настоящего национального художника… В этом главная разгадка его феномена и наилучшее объяснение смысла и строя его стихов… Поэт избежал и другого искушения: стремления «дегероизировать» как прошлое, так и настоящее… Сербская и славянская муза поэта-изгнанника никогда не искала иной «земли обетованной», кроме той, что он покинул – не по собственной воле, - навсегда запечатлев ее у себя в сердце». Вся его поэзия есть лирическое послание Отечеству, которое он, в душе своей, никогда не покидал.

   О таланте поэта говорят сами за себя такие, например, поэтические строчки: «Птенцы облетают опушки, чтоб не позабыть границы, которых больше нет»; «Туча, уходя, свяжет небо с землею каплями дождя»; «Если б любила, двери бы сердца тотчас за мной закрыла»; «Тонкий стан горизонта заря серебрит»; «Но скитаний огненная сила пламя Сербства в нем не погасила».

   Особенно сильны два раздела в последней части книги – «Сербские хокку и танка» и «Сербская голова». Николич размышляет о сербах, их трагической судьбе:

            Судьбина злая

            Корни пустила в землю,

            Где умирают.

                …на травы

            пали сербские главы.


   Джордже Николич взывает:


            Тьма застит пути.

            Боже, Вождя воскреси –

            Чтоб Сербство спасти.


   В разделе «Сербская голова» он с грустной иронией пишет о самодостаточности своего народа:


            Умных где головушек немало –

            Только сербской там и не хватало.

            Не хватало, ибо сербу мнится:

            Незачем умом своим делиться.


            Что ему заморские науки,

            Если сам он мастер на все руки:

            Обо всём своё имеет мненье,

            Всё его доступно разуменью.


            Он всегда на всё глядит как в воду,

            На любой вопрос ответит с ходу,

            Знает больше всех на белом свете,

            Не нуждается ни в чьем совете…


   А вот два стихотворения, где речь идет о сербе (сербах) прошлого и настоящего:


            Мучили его и унижали,

            Мерку с полумертвого снимали;

            Был измерен колом и петлею,

            И бичом, и мерою иною…


            Мчался - на потеху азиатам,

            На глазах у любы и у брата.


             Убивали гордость в нём и силу,

             Загоняли самый дух в могилу.

             Солнце чёрное почти не греет…

             Он же головы поднять не смеет…


   Настоящее же таково:


             От отца судьба досталась сыну –

             Принимать удары в грудь и в спину,

             Где со всех сторон грозят ножами

             Нелюди с горящими глазами.


   И хотя слово «нелюди» кажется нам несколько грубоватым, но оно точно, так как на памяти каждого из нас страшные бомбежки сербов бомбами со слабо обогащённым ураном, расстрелы, убийства по ночам в Косово, взрывы. Это дела нелюдей. Несмотря на то, что Джордже Николич живет в Америке, он поправляет тех, кто называет его «американским поэтом». Его родина Сербия – будь она в цветении весенних садов или в огнях пожарищ. Сборник его стихов доказывает это.





Другие статьистрелка